2022. ИРАН. Йезд. Башни Тишины, храм огня, Сад Доулет Абад («ловцы ветра»), площадь-комплекс Амир-Чагмаг. 9 ноябрь. 5 день — I часть

= увертюра =

 

Башни Тишины…

Как, иной раз, поражает настойчивость отдельных «индивидуумов» любыми способами выделиться среди масс. Я самый-самый! Самый мудрый, … больше всех видел, … лучше всех разбираюсь, … посетил больше всех стран, … у меня самый крутой дебильник… — и везде присутствует короткое – «Я». … Детский Сад! Когда два маленьких мальчика соревнуются «у кого пиписька больше…». …

К чему это странное начало повествование очередного дня? Всё дело в том, что программа тура была опубликована ещё за несколько месяцев до поездки. Все читали и примерно знали, что мы должны посетить… увидеть… Каждый отмечал для себя наиболее желанные и привлекательные места и достопримечательности…  и наоборот те, к которым равнодушен или даже имеет негативное отношение. И окончательный ответ – каждый давал сам: «поеду» или «не поеду».

К чему устраивать всевозможные «дискуссии» о смене маршрута программы? Ну, не нравится кому-то посещение страшных для него мест – не посещай. Посиди в автобусе или на скамеечке и подожди пока другие не вернуться. Зачем навязывать другим посещение всевозможных рынков и шопингов? Есть программа – ей и надо следовать. Иначе, зачем ехать в групповом туре?!

… после небольших дебатов, — Слава Аллаху, — отстоял. Отстоял посещение «Башен молчания» …

… Да, место реально не из приятных. Но, это история. Это культура народа … традиция … обряд …  — в противном случае, из-за «индивидуума» потратили бы мы это экскурсионное время, на рынок и покупку барахла в виде ковриков, тряпочек и шахмат….

В этом вопросе мы с Супругой «совпали друг с другом» пусть не на 100%, но хотя бы однозначно, — процентов на 90. Да были страны, наподобие Индии, когда мы «прогулялись» не только по наезженным туристическим местам, но немного и вкусили грязи и нищеты в глубинках. (…уже много-много лет хочу опять к Индусам, но Ирина встала горой – низаШто ей больше не хочеццца….)

Мест, связанных со смертью человека, — предостаточно. Связанных с кровью… с жестокостью… с террором. Не буду слишком вдаряться в этот список, но он окружает нас рядом везде. Мы просто ко многим фактам уже привыкли и не замечаем. При больницах есть морги, … едем к центру, — проезжаем «Бутырку», в которой очень много убийц, … Красная площадь в Москве, не только «Красивая» но и кровавая … гуляешь по Эвропе, то тут, то там следы убийцы Наполеона или Гитлера… Вся Камбоджа, куда не ступишь – провоняла убийствами людей совсем недавно в 70-80-е…

Не говоря, уж, о церквях и всевозможных храмах независимо от вероисповедания… Ведь сами храмы испокон веков ставились на самых высоких и красивых местах, но внутри – захоронение мощей Святых и Великих людей для того времени …

Башни Тишины в Йезде – одно из самых странных кладбищ, которое нам доводилось видеть. Это было наше первое экскурсионное место в этот день. Находится на южной окраине Йезда. И нам к нему не пришлось долго ехать… Башни Тишины, которые ещё называют башнями Молчания, … Дахме или Кале-е Хамуша — это уникальные места захоронения зороастрийцев.

Последователи одной из самых древних мировых религий до сих пор мирно живут на территории Ирана. Многим их обычаям вот уже более двух с половиной тысяч лет. Их кладбища для многих из нас могут показаться чудовищным пережитком далёкого прошлого. Они даже внешне больше похожи на крепости, чем на места для вечного покоя.

Фото подарила — Елена Носырева

В древнем городе Йезд, недавно целиком включенного в списки всемирного наследия Юнеско, живет одна из самых больших иранских общин зороастрийцев. Кто они такие? В чём суть их религии? Какое место эти люди сыграли в истории Ирана? … – вопросов, подобных этим – мульёны! И честь, и хвала нашим обоим гидам Арвину и Ниме – за своё (их) мнение в этих вопросах. Очень многое в моих мемуарах, я «нахватался» именно, от них… И искал «рыбу» к написанию этой записи, именно на базе их рассказов. А о том, что в тырнете каждый «ворует» материал друг у друга, лишь иногда переставляя запятые – факт неоспоримый.

Чтобы понять куда мы попали, стоит рассказать немного об этой древней религии, как ей получилось сохраниться на территории Ирана и почему многие их обычаи существенно отличаются от принятых во всём мире.

За всю свою историю зороастрийцам часто приходилось выживать во враждебном окружении. В разных языках мира есть много названий последователей этой веры – парсы, гербы, бехтины, маги и, наверное, самое популярное – огнепоклонники.

Для зороастрийцев огонь — лишь один из символов света, используемый, как направление для молитв. По сути же эта религия считается одной из первых, принявшая веру в единого Бога, которого зороастрийцы называют Ахура Мазда.

Как и в более известном нам католичестве, где для молитв и церковных книг используют мёртвый язык латынь, у зороастрийцев есть свой церковный, более нигде неиспользуемый, авестсийский язык. Именно на нём написана „Авеста”– зороастрийский вариант Библии.

Схожестей с современными религиями у зороастризма очень много — вера в ад и рай, единый пророк Заратустра, стремление к вселенской гармонии, истине, добру и порицание лжи, насилия, деградации, разрушения. Главными же добродетелями здесь считаются благие мысли, благие слова и, соответственно, благие деяния. В конце же человеческого бытия нас всех по мнению зороастрийцев ждёт очищение мира, когда все мёртвые воскреснут и пройдут через судилище.  Трудно не заметить, что эти идеи позже использовали и многие другие хорошо известные нам религии. А сохранился зороастризм во враждебном окружении, благодаря умению приспосабливаться и неукоснительной выплате всех налогов, которыми их регулярно облагали. По сути, они откупали возможность для своего вероисповедания. Можно сказать, эта религия стала по сути прообразом современных иудаизма, христианства и мусульманства, но при этом не растворилась в них и не исчезла. Зато ей получилось сохранить некоторые очень древние обычаи. Один из них – способ захоронения умерших.   Мёртвое тело человека считается у зороастрийцев нечистым и не может соприкасаться с землей или водой. Нельзя тела и сжигать, ведь огонь священен. Для утилизации трупов они придумали оригинальный способ. На высоких холмах строились круглые башни с большими колодцами внутри.

Над колодцами размещались решётки, на которые и клались мертвые тела. Рядом в клетках содержались птицы-стервятники, которых выпускали, по мере надобности, покормиться человечиной. Со временем обглоданные и высушенные солнцем кости, которые считались очищенными от скверны, падали сквозь решётку на дно колодца.   Этот способ захоронения активно использовался на территории Ирана вплоть до 70-ых годов прошлого века, а в Индии с Пакистаном используется и до сих пор. В интернете полно жутких картинок, как выглядят подобные действующие кладбища. Глядя на них вполне понятно, почему в Иране эту традицию запретили.   Теперь местные зороастрийцы хоронят своих умерших в бетонных могилах (считается, что так тело тоже не соприкасается с водой и землёй), а старые кладбища стали объектами туризма. Тем более размещались так называемые Башни Молчания часто в очень живописных местах.   Пройдя через небольшой КПП, где Арвин расплатился за всю группу (кладбище уже не кладбище, а место отбора лишних денег у туристов) и пройдя через оградительный забор… вышли на многокилометровый пустырь с несколькими строениями, похожими на развалины… или многолетний недострой … в них проводились религиозные церемонии прощания с умершими и жили священнослужители, присматривающие за порядком в башнях.  Первое строение, которое мы прошли, оказалось бадгиром – вентиляционной шахтой, идущей глубоко под землю. Где-то там некогда размещался кяриз – подземный канал с идущей со стороны гор водой.

Остальные строения в этом посёлке представляют собой довольно жалкое зрелище. Правда, кое-где видны следы ремонта. Всё же сюда приезжают гости со всего мира — турЫсты… Жилища насассаларов стояли рядом, но как бы на отшибе. Они должны были жить отдельно даже от членов собственной семьи, предупреждать о своем появлении звоном специальных колокольцев.

Группа сразу разделилась на три. Кому-то было лень или не в силах… или не было никакого желания ходить по страшным местам – остались и слушали рассказ Нимы … Кто-то стал осматривать строения … Многие, те кто по моложе и порезвее – стали забираться на самый верх холмов с башнями. Ко второй башне вообще никто не пошёл. Хоть, как и писали в тырнете – виды оттуда значительно более масштабные.

Моё здоровье не позволяло за выделенные пол часа и подняться … и спуститься … и пофотографировать… К тому же я по фотографиям тырнета знал, что меня там ждёт. Абсолютно ничего «интересного». Только красивые виды с холма. … Я просто осматривал развалины… В них – абсолютная пустота.

Это пустота пугает и завораживает. По сути мы уже в царстве мёртвых, с той лишь разницей, что от них ни осталось практически ничего. Ни имён, ни фамилий, ни дат рождений и смерти. Всё это ничего не значит здесь и в этом безусловно есть логика.

 

Жизнь предназначена для жизни, а наш культ поклонения могилам вряд ли что-то значит для самих умерших. Да, и практически от любой могилы рано или поздно ничего не остаётся. Время стирает всё, а зороастрийцы просто сразу констатируют этот факт, который сложно принять в других религиях.

Смерть в их интерпретации — зрелище не для слабонервных. Представьте себе картины разлагающихся тел, выклёвывающих глаза грифов-стервятников и запах ужасающей вони – этого достаточно, чтобы постараться жить полной жизнью и не задумываться о собственной смерти.

Обряд, связанный со смертью и похоронами, довольно необычен и всегда строго соблюдался. Человеку, умершему зимой, по предписанию «Авесты» отводят специальное помещение, достаточно просторное и отгороженное от жилых комнат. Труп может находиться там несколько дней или даже месяцев до тех пор, «пока не прилетят птицы, не зацветут растения, не потекут скрытые воды и ветер не высушит землю. Тогда почитатели Ахура-Мазды выставят тело на солнце». В помещении, где находился покойный, должен постоянно гореть огонь — символ верховного божества, но его полагалось отгораживать от умершего виноградной лозой, чтобы демоны не касались огня. Это с уже умершими…

Еще не так давно, зороастрийцы хоронили таким образом еще живых, но больных людей. Считалось что сильно больной человек распространяет зло своей болезнью. Для этого был даже специальный обряд. У постели умирающего должны были неотлучно находиться два служителя культа. Один из них читал молитву, обратясь лицом к солнцу, а другой готовил священную жидкость (хаому) или гранатовый сок, который он наливал для умирающего из специального сосуда. При умирающем должна быть собака — символ уничтожения всего «нечистого». На грудь больного клали кусок хлеба. Затем подводили собаку. Собака считалась священным животным. Только она не боялась демона смерти. Как только собака съедала этот хлеб, это означало, что живой человек готов к захоронению… родственникам объявляли о смерти их близкого.

Где бы ни умер человек, там он и остается, пока за ним не явятся нассесалары, с руками, погруженными до плеч в старые мешки. Положив покойника в железный закрытый гроб (один для всех), его относят в дакхму. Если б отнесенный в дакхму даже ожил, он уж не выйдет более на Божий свет: нассесалары в таком случае убивают его. Кто раз осквернился прикосновением к мертвым телам и побывал в башне, тому возвращаться в мир живых уже невозможно: он осквернил бы все общество. Родные следуют за гробом издали и останавливаются в 90 шагах от башни. Перед погребением церемонию с собакой для верности проводили ещё раз, прямо перед башней.

Затем нассесалары вносят тело внутрь и, вынув его из гроба, кладут на отведенное трупу, смотря по полу или возрасту, место.

… бесстрашная Тамара Корепанова спокойно гуляет там, где лежали трупы…  … фотографии папарацци Елены Носыревой …

Всех раздевали догола, одежда сжигалась. Тело закреплялось, чтобы звери или птицы, растерзав труп, не могли унести и разбросать останки в воде, на земле или под деревьями. По преданию большое значение имело то, какой глаз у покойника будет выклеван первым – от этого зависела его судьба в потустороннем мире. Поэтому за процессом «выклёвывания» тщательно следили священники и родня умершего.

Желудки стервятников содержат некий фермент, убивающий продукты разложения, что способствовало обеззараживанию разлагающихся трупов. Высокие стены защищали от возможного растаскивания кусков плоти (и, соответственно, осквернения земли) зверями. В центре площадки — колодец.  Ближний к колодцу круг предназначался для детских тел. Средний – для женских, дальний – для мужских. Площадка имела небольшой наклон к центру и желоба, по которым в колодец стекала кровь. Когда тела обгладывались до костей, высушенные солнцем останки дробились, сбрасывались через колодец в хранилище-костяницу и засыпались известью. Когда башня заполнялась, строили новую.

Более консервативные зороастрийские общины Йезда и Кермана продолжали традиционную практику вплоть до 70-ых годов XX века, когда она была наконец запрещена законом.  Индийские зороастрийцы – парсы (персы, ушедшие в

Фото из своего фото альбома предоставила Надежда Мамаева …

Индию в начале XVIII века от преследований мусульман) по-прежнему продолжают хоронить своих мертвых в Башнях молчания. У парсов они, похоже, немного сложнее – сброшенные в костницу останки после их постепенного измельчения вымываются дождевой водой через специальные угольные фильтры в колодцы и дальше в море (в Мумбае).

У парсов свои проблемы – города тоже подошли к башням, но пока это решается тем, что в Индии Башни молчания традиционно окружены защитными поясами из деревьев и кустарников. Главная беда – катастрофическое сокращение численности падальщиков на 99,9% в результате применения в Индии в 90ых годах XX века диклофенака – противовоспалительного препарата для скота, запрещенного лишь в 2006 году. Парсы пытаются теперь разводить падальщиков, а пока стараются утилизировать тела, усиливая воздействие на них солнечной энергии, устанавливая специальные зеркала. Друзьям и родственником навещать башни молчания строго-настрого запрещалось. От зари до зари над этим местом вьются черные тучи откормленных стервятников. Во-многих источниках пишут, что часто стервятников держали и в огромных металических клетках. В «нужный случай» их выпускали.

Эти «птицы-санитары» расправляются со своей очередной «добычей» в 20-30 минут и мне пришлось об этом рассказывать и переубеждать Арвина, ведь он «напутал» и говорил, о месяцах… Какие месяцы? Он просто не видел никогда, как от трупа какой нибудь собаки уже через пару дней ничего не остаётся – только шкура и обглоданные до бела кости…

В настоящее время этот обряд запрещен законом Ирана, поэтому представители зороастрийской религии избегают осквернения земли посредством похорон в цементе, что полностью предотвращает соприкосновение с землей.

В Индии башни молчания сохранились до наших дней и ещё в прошлом веке использовались по назначению. Их можно встретить в Мумбаи и Сурате. Самой огромной исполнилось более 250 лет.

Первое противоречие между рассказом Арвина и тырнетом в том, что весь общедоступный интернет просто забит одной и той-же фразой, -два холма с двумя башнями предназначались отдельно мужчинам и женщинам. (левая, по ходу нашего маршрута, — женская. Правая – мужская). Послушайте, — ведь это бред сивой кобылы!

Ведь известно, что мужская закрыта совсем недавно, а женская «замурована» ещё в 60-е. В Йезде, что – с 60-х женщины больше не умирали? Тот же тырнет пишет, что почти везде процедура складывания тел возле колодца на башне примерно одинаковая. Не только в Иране, но и в Индии… Пакистане… — Дахма представляет собой округлую башню без крыши, центр которой образовывает бассейн. На этой самой верхней платформе — три канала («пави») разделяют платформу на ряд лож. Я бы обозвал их кольцами, тянущимися вокруг колодца. На первом ложе размещались тела мужчин, на втором – женщин, на третьем – детей. Доказал? Хотя, на своём разоблачении – не настаиваю…

В начале XX века  многие зороастрийцы стали считать традиционный обряд захоронения устаревшим. Города вплотную подошли к Башням молчания, поголовье стервятников существенно уменьшилось.  Кроме того в 1851 году в Тегеране открылся первый университет – Дар уль-Фунун. Студенты-медики столкнулись с проблемой: ислам запрещал без надобности вскрывать тела мусульман, что затрудняло обучение. Для учебных целей тела стали похищать из Башен молчания. В результате тегеранские зороастрийцы организовали новое кладбище в 10 км от Тегерана, где стали хоронить покойников в могилах, выложенных камнем, и укрепленных бетонными коробами, исключающими контакт плоти с землей.

Башни Тишины-Молчания оставили незабываемые впечатления и дали возможность соприкоснуться с истоками истории человечества, а одно это уже стоило поездки сюда…

Аташкадех … — храм огня …

И вот мы уже подъехали к Аташкадех. Одному из исторических и культурных достопримечательностей Йезда – храму огня иранских зороастрийцев, где хранится священный огонь.

Главное здание храма, построенное в ноябре 1934 года на пожертвование Общества индийских парсов “Хамабаи”, расположено в центре большого двора, в окружении вечнозелёных кипарисов и сосен.

Просторный внутренний двор огражден светлой кирпичной стеной и вымощен белым камнем, я бы сказал – залит белым светом, что особенно ощущается днем, под лучами высоко стоящего светила – любимого Солнышка… Чуть поодаль от них большие цветочные клумбы, склонившись над которыми старательно работал садовник, – должно быть, нелегко выращивать цветы в условиях пустыни. В центре двора, прямо на пути к храму, большой круглый бассейн, в его водах всегда отражается небо: днем – искрящиеся лучи Солнца, ночью – блистающие искры звезд. Позади храма – гранатовый сад.

Зороастризм (Благая вера почитания Мудрого) — одна из древнейших религий мира, берущая начало в откровении пророка Спитамы Заратустры, полученном им от бога Ахура Мазды.

В основе учения Заратустры — свободный нравственный выбор человеком благих мыслей, благих слов и благих деяний. В древности и в раннем средневековье зороастризм был распространён преимущественно на территории Большого Ирана.

Сейчас зороастризм в основном вытеснен исламом, небольшие общины сохранились в Иране и Индии, есть последователи в западных странах и странах постсоветского пространства, например, в Таджикистане.

Точно не известно, был ли Заратустра, пророк зороастризма, реальной личностью, или же мифической, так же не определено, когда именно возникла эта религия, но зороастрийская традиция называет 1738 г. до н. э., а ученые склоняются приблизительно к периоду 1000 – 754 г. до н.э. До этого времени иранцы предположительно исповедовали ведизм – начальную форму индуизма, либо сабеизм – поклонение звездам.

В зороастризме существует идея свободного выбора между добром и злом и воздаяния каждому по его поступкам, что впоследствии нашло свое продолжение в трех крупных конфессиях — христианстве, иудаизме и исламе.

Зороастризм обогатил не только мировые религии, но и культуры, в частности, подарил Ирану официальный новый год.

На сегодняшний день в мире проживает около 200 тысяч последователей зороастризма. Из них, по разным оценкам, от 25 до 50 тысяч живут в Иране, что делает его вторым после Индии по численности этой религиозной группы.

Сам храм возвышается на пьедестале из восьми ступеней. Его фасад оформлен высокими белыми колоннами. Над ними в окружении главной зороастрийской триады – «Благая мысль», «Благое слово», «Благое деяние» – парит священный Фравахар, символическое отражение главных принципов зороастрийского учения, знак божественного сияния, издревле изображаемый над головами великих царей прошлого.

Ступая на порог Аташкадех, вы попадаете под покровительство Фравахара:

«Его центральной фигурой является старец-мудрец (олицетворение опыта, зрелости, мудрости и совершенства), способный направить человека по пути истины и праведности. Правая рука старца, полусогнутая в локте и чуть приподнятая, указывает вверх, к силам небесным, обладающим великим могуществом, чтобы люди всегда помнили о Боге Ахура-Мазде. В левой руке он держит кольцо, которое считается знаком уважения к клятве и договору.

Раскрытые крылья Фравахара отражают стремление вперед и вверх, направляя человека по пути развития и совершенства. Крылья делятся на три части, означающие благую мысль, благое слово и благое деяние, с помощью которых достигается движение по правильному пути.

Нижняя часть Фравахара («юбка»), имеющая коническую форму, тоже состоит из трех частей – это злая мысль, злое слово и злое деяние. Только освободившись от них, сбросив и уничтожив все зло в себе, можно обрести крылья, получить помощь и защиту Фравахара.

В центре символа окружность, колесо времени, в том понимании, что, идя по кругу жизни, какой бы поступок не совершил человек, результат его деяния будет направлен на него же, ибо рано или поздно, в мире том или этом, он все равно вернется в данную точку, получив возмездие или воздаяние.

Две нити, спадающие по обе стороны окружности, есть добро и зло – Спента-Манью (добрый нрав, благой дух) и Ангра-Манью (злой нрав, злой дух), которые в любой момент могут проявиться в мыслях, словах и делах человека, который свободен в своем выборе, но ответственен за него.

Долг каждого зороастрийца состоит в том, чтобы во всех своих проявлениях следовать добру и противостоять злу».

Внутри храма, в части, куда не попадают солнечные лучи, в большой бронзовой печи в виде вазы горит священный огонь, зажженный более полутора тысяч лет назад. Все очень просто – ни убранств, ни росписи. На чистых белых стенах строгие рамки с молитвами и славословиями в честь единого великого бога Ахура-Мазды и его Бессмертных Святых Амеша Спента, защитников всех благих творений. В центре храма окно, за которым в отдельной комнате расположен алтарь – высокая металлическая чаша с огнем. Это святая святых, доступ туда разрешен только жрецам. Рядом с «огненным окном» большой портрет Заратуштры, пророка зороастрийской религии.

Последователи Зоросутры (или, как их еще называют – парсы) считают, что из четырех стихий (земля, вода, огонь и воздух) главным является огонь, именно он священен, так как несет в себе божественное начало. С огнем связаны понятия чистоты, белизны, непорочности, добра и света. Перед чашей с огнем совершаются все богослужения зороастрийев, священный огонь горит не только в их храмах, но и в домах. Для зороастрийцев священным является именно храмовый огонь, а не само здание храма, где он находится.

Храмовый огонь Йезда имеет очень древнюю историю – ни разу не погаснув, он горит, как минимум, второе тысячелетие:

«Этот огонь есть пламя Парс Аташкариан (из древнейшего храма огня Фаранбог в провинции Парс), который был доставлен в город Агда (провинция Йезд), где и хранился, не переставая гореть, в течение 700 лет. Затем, в 552 солнечном году (в 1174 году н.э.) из Агды огонь был перевезен в Ардекан (тоже провинция Йезд), где горел в течение 300 лет. В 852 солнечном году (в 1474 году н.э.) огонь перевезли в город Йезд (столицу провинции), где он горел и хранился в особом месте, которое и есть то самое место, где сейчас стоит настоящий храм, построенный в 1318 солнечном году (в 1940 году н.э.).   Зажигание огня в храме Фаранбог в Парсе относится к очень древним временам, и с тех пор огонь ни разу не был погашен, не взирая ни на многочисленные войны, ни на бесчисленные трудности.   Сохранить огонь постоянно горящим с тех далеких времен до сегодняшних дней стало возможным лишь благодаря специально ответственным за это людям, называемым хорбадами, которые происходили из среды зороастрийских священников.   Огонь поддерживался сухими дровами, к которым несколько раз в день добавлялась древесина миндаля и абрикоса, обладающая свойством долгого горения».   Перед входом в храм необходимо разуться. Мужчины и женщины должны быть одеты в светлую одежду и обязательно покрывать голову. Так, мужчины должны надевать специальные белые шапки, а женщины белые платки. … Необходимо. Должны… Но, каким-то чудодейственным способом… ну, т.е. «по блату» мы прошли без этих обрядов почитания…   К основному зданию ведет кипарисовая аллея, а рядом располагается музей зороастрийской культуры. Мне он показался довольно-таки «скудненьким» на экспонаты. Нива усердно и много рассказывал, но мне с моей дырявой башкой в которой ничего не задерживается и всё вылетает – было лучше просто посидеть на скамеечке и принять на грудь дозу никотина …

 

Сад Доулет Абад… Бадгиры и малькафы…(«ловцы ветра»)

Сад Доулет Абад — один из самых старинных садов в Йезде. Тридцатитрехметровый бадгир (традиционный иранский архитектурный элемент, служащий для вентиляции зданий), находящийся на территории Доулет Абад, считается самым высоким бадгиром в мире.

Сад, площадь которого составляет 72 000 м2, привлекает множество туристов, которые наслаждаются прекрасным сочетанием древней архитектуры и красивой природы.

Сад был построен примерно 270 лет назад в качестве резиденции Мухаммада Таги Хана, также известного как Великий Хан, который в XVIII веке правил Йездом.

Комплекс был построен в соответствии с уникальным иранским архитектурным стилем и состоит из большого сада и нескольких зданий.

Как и в других иранских садах, вода играет большую роль в украшении Доулет Абада. Здесь сооружены каналы и пруды.

Сад Доулет Абад — райское место с разнообразными деревьями, например, соснами и кипарисами, цветами и фруктовыми деревьями, которые превращают сад в оазис.

В комплекс входят южное здание с фронтоном, здание вестибюля, бадгир, летний павильон гарема и Бехешт («рай»), помещение с зеркальным залом, здание Техрани, основное здание с фронтоном и двойной бассейн.

Одним из самых ярких примеров этих утверждений могут служить бадгиры. По сути это прототипы современных кондиционеров, только и по сей день действуют они намного эффективней, не нуждаются в источниках питания и не ломаются со временем. К тому же и внешне эти сооружения выглядят настоящими архитектурными шедеврами.

Слово бадгир в переводе с фарси означает дословно „улавливатель ветра”. Принцип его строительства и действия сравним с печной трубой. Только эффект несколько другой!

Через расположенные наверху башен отверстия малейшие дуновения ветра втягиваются внутрь за счёт разницы давления воздуха. Кроме вентиляции внутри холодный ночной воздух остужает раскалённые стены и, нагреваясь, выходит днём наружу.

Когда-то бадгиры вкапывали глубоко под землю, где они охлаждали воду в древних канатах – подземных естественных водопроводах. Теперь же их продолжают использовать в качестве естественных и очень эффективных кондиционеров. При этом бадгиры стали естественными доминантами в Йезде. По всему городу их можно насчитать не одну сотню, но именно бадгир в саду Доулет Абад (Dowlat Abad) особенный.

Мало того, что он расположен в красивейшем месте посреди зелёных кипарисов и сосен, так ещё он считается и самым высоким в мире. Насколько эффективно было сооружать эту 33-метровую многоугольную башню более двух столетий назад сейчас сказать трудно. Видимо, цель проекта всё же была более эстетической, чем профессиональной. И надо признать цель была достигнута – место это поразительно красивое и необычное, для города, расположенного посреди пустыни.

В 1782 году тогдашний правитель города, некто Мохаммед Таги Хан, и сад, и бадгир построил не просто так. Здесь располагался его личный гарем и конюшни. И если цветущий сад предназначался для обитательниц первого, то охлаждённой с помощью бадгира водой могли пользоваться не только вторые, но и все обитатели то ли сада, то ли дворца, то ли личной резиденции.

Большая часть помещений сохранилась до наших дней. Да, и бадгир функционирует исправно. Это могут проверить лично все посетители парка.

Йезд – город с очень засушливым климатом. Здесь постоянно жарко и пыльно, но в Доулет Абаде всё совершенно иначе. Фонтаны и ряды деревьев создают естественную прохладу и влажность. Сторожевые башни охраняют покой этого места несколько столетий.

Здесь классно прогуливаться, но ещё приятней просто полежать на специальных настилах.

Под самим бадгиром расположено небольшое помещение, где можно на себе почувствовать силу его вентиляции.

Заодно можно и заглянуть в его уходящие высоко вверх треугольные отверстия. Сами видите – всё очень просто и без каких-либо изысков! Ещё здесь же можно разглядывать древние витражные окна или устроить небольшую фотосессию.

Пожалуй, более в Доулет Абаде делать нечего. Но и перечисленного вполне достаточно для того, чтобы при случае обязательно посетить это место и лично увидеть самый большой естественный кондиционер в мире. Судя по всему, стоять он собирается здесь целую вечность…

Я по своей сущности – технарь. Без лишней скромности. И описывая принцип действия какого-либо устройства, схемы – шаг влево… шаг вправо – расстрел. Ну, что вы напишете в своём сочинении про простую какую-нибудь формулу? Только саму формулу! Далее будет лишь «вода» — кто… когда… зачем… эту формулу придумал (можно ещё и высосать, что в этот момент изобретатель пил пиво и чесал левой рукой правое плечо…).

Вот и подбирая материал, — я просто искал в тырнете более красочное и без ошибок описание работы Бадгира. Текст, чувствуется – стандартный. Общенародный. И искать первоначальный источник – бесполезно. Не буду даже и ссылку публиковать, так как и сам добавил\исправил\вырезал не одно предложение и абзац.

Итак: что такое Бадгир?

Сложно себе представить, но такому полезному изобретению человечества как кондиционер уже более 2 тысяч лет! Еще древние персы и египтяне, живущие в самых жарких регионах нашей планеты, смогли обеспечить свои жилища благодатной прохладой, когда на улице температура поднималась выше 50 градусов. Благодаря некоторым экземплярам, которые дожили до наших дней, современные ученые нашли секрет их действия, причем многие, кто смог оценить его прохладу утверждают, что бадгиры и малькафы намного эффективней, чем самые мощные сплит-системы современности.

В преддверии знойного лета многие начинают судорожно думать, как уберечь свой дом от невыносимой жары, которая неизбежно наступит в ближайшее время. Естественно современный рынок предлагает огромный выбор кондиционеров, но как оказалось еще в древности жители пустынных и засушливых регионов Ближнего Востока смогли обеспечивать свои жилища прохладным воздухом и ледяной водой, сооружая специальные ветроулавливатели. Эти уникальные системы уже более 2 тысяч лет вызывают неподдельный интерес потомков, удивляя гениальностью расчетов и технологией строительства.

Уникальные конструкции, которые в Персии (территория Ирана) называют бадгиры, а в Египте – малькафы (что в переводе означает «улавливатель ветра») уже достаточно изучены и их возможности современные инженеры считают более эффективными, можно даже сказать более совершенными, нежели самые крутые системы кондиционирования в XXI веке. И это неспроста, ведь фактически это вечный двигатель, которому не нужны никакие источники питания и в ремонте даже после нескольких тысячелетий не будут нуждаться, лишь бы само сооружение уцелело.

Специалисты попытались разобраться во всех тонкостях такого рода сооружений. Как оказалось, для создания столь необходимой системы охлаждения требовались абсолютно точные геометрические, механические и архитектурные расчеты, производимые учеными и зодчими тех времен.

 

Только после этого к работам приступали строители, которые в центре любого помещения, будь-то огромный дворец или крошечный домик, возводили высокие башни, внутри которых создавались воздушные вертикальные каналы строго по рассчитанным параметрам. Причем столь скрупулезные расчеты и планировка проводились по каждому конкретному зданию, ведь расположение и высотность дома играли главную роль, потому что эти туннели должны обеспечить беспрепятственное и правильное движение потокам воздуха, вызывая «каминный эффект».

 

Только его действие несколько отличается от вытяжки дыма. Благодаря отверстиям, расположенным на самом верху сооружения, любое дуновение ветра улавливается и втягивается за счет разности давления, выталкивая спертый воздух, освобождая место для свежего и более прохладного.

Учитывая то, что бадгиры или малькафы были огромных размеров, то их действие не ограничивалось обычными функциями вытяжки, они позволяли охладить не только воздух и стены, но и подземные хранилища воды с их многочисленными каналами практически до 0°C.

Фото любезно предоставила Надежда Мамаева…

 

В помещениях же температура снижалась на 10-12 градусов сравнению с наружной, а это совсем немало в климатических условиях Ближнего Востока.

Эти сооружения на протяжении многих веков служат не просто вентиляционными шахтами с постоянной циркуляцией воздуха, но и являются настоящим архитектурным достоянием этой территории.

Причем формы, высота и их необычность стали своеобразной визитной карточкой целой страны, ведь каждый «улавливатель воздуха» имеет свои неповторимые очертания и что самое интересное не ради красоты – на это были веские причины.

Как правило, бадгиры бывают односторонними, четырехсторонними или восьмисторонними. Если, например, в Йезде, находящемся между двумя горными грядами, пустынные ветры беспокоят меньше чем в остальных других районах, архитекторы без проблем могли проектировать высокие четырехсторонние или восьмисторонние сооружения.

Если же это пустынная местность, такая как в городе Мейбад, то бадгиры возводились низкие и односторонние, ориентированные на сторону, откуда могли поступать прохлада и более приятные воздушные массы с наименьшим количеством раскаленного песка.

Самое интересное, что такого рода сооружение, какой бы оно формы ни было, имеет свои оригинальные очертания и найти одинаковые практически нереально. Мало того, что их проектировали разные архитекторы, и каждый имел свой особенный стиль, являющийся его визитной карточкой, так и расположение дома диктовало определенные условия. Например, чем ниже дом в густонаселенном квартале, тем выше нужно было поднимать башню, чтобы обеспечить приток воздуха, причем северная сторона, направленная в сторону исфаханского ветра, в обязательном порядке должна была быть выше на 40 см. чем все остальные.

 

Фото из домашнего альбома Александры Колодка…

 

 

 

Вот поэтому оригинальные башни, дошедшие до наших дней, до сих пор считаются настоящими шедеврами архитектуры и памятником гения инженерной мысли человечества, ради которых туристы с разных уголков планеты приезжают полюбоваться и воочию убедиться, что такое чудо возможно.

площадь-комплекс Амир-Чагмаг …

Амир Джелал ад-Дин Чагмак был одним из воевод и эмиров Шахруха из династии Тимуридов (XIV век). Будучи правителем Йезда, Амир Чагмак построил комплекс, включавший площадь, два пруда с фонтанами, общественную баню, всевозможные караван-сараи, текие, ирригационную систему и и очень нужный колодец с холодной водой. Он хотел превратить Йезд в процветающий город и в этом ему помогла его супруга Фатеме Хатун.

Во времена Шаха Аббаса из династии Сефевидов комплекс Амир-Чагмаг был частично расширен. Так, например, над караван-сараями был надстроен перекрёстный торговый ряд (место пересечения двух главных путей базара). Вначале XIX века часть площади перед мечетью и входом на базар была отдана под хусейние. Создание подобных помещений для религиозных целей получило своё распространение начиная со времён правления династии Сефевидов.

 

До того, как на трон взошла династия Пехлеви, эта площадь, как и многие другие, также служила кладбищем, где люди могли похоронить умерших. Но в начале XX столетия власти на официальном уровне запретили хоронить здесь людей. Само кладбище было снесено, а его территория вновь превратилась в площадь.

Своды и минареты, придающие известность и особую славу исторической архитектуре Йезда, были внесены Министерством культуры Ирана в список национального и исторического наследия под номером 383 второго января 1952 года. Мечеть комплекса — красивое и величественное здание с куполом, облицованное зеленым изразцом. У мечети есть два помещения, отведенных для ночлега, а также два входа, располагающихся в южной стороне площади. Ее строительство закончено в 841 г. лунной хиджры (1438 г.). При входе в мечеть можно видеть вакуфную запись, написанную почерком насх.

На востоке площади Амир-Чагмаг находится базар под названием Хаджи Канбар. Этот базар представляет собой несколько зданий, принадлежавших Незам од-Дину Канбар Джаханшахи, который в своё время, по приказу Джаханшаха был назначен наместником в Йезде.

Комплекс считается не только самым известным историческим памятником Йезда, но и самым популярным туристическим местом этого города. Фактически, к одноименной площади, на которой и расположен комплекс, сходятся главные улицы города. Мечеть Амир-Чагмаг — изюминка комплекса. Красивое монументальное строение с величественным куполом, украшенным зелёным изразцом, привлекает внимание тысяч посетителей.

По краям площади множество торговых павильонов, начиная от непременных персидских сладостей и до порточек-штанишек по 100 рублей за штуку.

А еще на площади рядом с Амир- Чагмак стоит, на первый взгляд, странное деревянное сооружение, своей формой отдаленно напоминающее огромный двойной лист дерева, сложенный из решеток и палок. Используют его во время мусульманского праздника Ашура — дня поминовения имама Хусейна, принявшего героическую смерть. На наш взгляд, этот праздник очень жестокий. Помимо поминальных вечеров, которые длятся от 10 до 40 дней, люди одеваются в чёрное и бьют себя в грудь (что символизирует готовность отдать жизнь за ислам), исполняют траурные песнопения (латмийя), а в некоторых регионах (в Иране таких, правда, почти не осталось) даже наносят себе кровоточащие раны мечом или цепями. И вот, в этот самый день жители Язда поднимают и носят вышеупомянутое сооружение, которое весит несколько тонн.

 

Часто бывает так, что какой-нибудь объект просто «открывался» передо мной. Часто бывает так что наступает какое-то фотографическое вдохновение… Получаются в такие моменты, которые нравятся, по крайней мере, самому себе. Но, таких моментов, особенно в групповых турах бывает крайне и крайне редко. Всё время «несёшься» за группой… и хорошо, если хватает времени хотя бы запечатлеть основные достопримечательности «ради галочки» … сфотографировать Супругу на фоне ентих достопримечательностей… О вдохновении, увы, — речи нет. Не было и на этой площади…

обед в Khan Dohad Hotel …

 

Проехали всего пару кварталов и нас ждал обед «по договорённости» в одном из отелей Йезда. Вопрос с питанием в турах решается очень просто. Это не мой «домысел», а уже общепризнанный факт, что в столовках (ресторанах, кафе…) если они с обслуживанием типа «шведский стол» или «одно и то же блюдо – всем + компот с кусочком хлеба» происходит усреднённое суммирование всех туристов + шофёр с гидом (в нашем случае 2 гида + шофёр + охранник) и назначение какой-то общей стоимости.

 

Естественно, что гиды и шофёр за питание не платят. В Иране (впрочем, и почти во-всех других странах) обеды обходились нам в 10 – 15 долларов. Сумма, для таких обедов, где мы наедались «от пуза» — очень даже небольшая. С учётом, что вкусно, … сытно, … и количество почти не ограничено. Ограничения касались только напитков в виде газированного компота под названием «безалкогольное пиво», кока-колы и кисломолочного напитка …

 

… впереди нас ждёт «Пятничная Мечеть» ! — но, это уже во-второй части записи …

Оставьте комментарий

Прокрутить наверх